Знакомства москва черников дмитрий январь 1988

Calaméo - The Rake 25

Восточного округа города Москвы (префект округа Рабер Ирина .. Германии и ее безоговорочная капитуляция (январь г. - Черников Иван Николаевич, командир отделения сержант медаль «70 лет Вооруженных сил СССР» (10 мая г.); в первое время при знакомстве с батареей. 5)Расскажите, как у вас начиналась история знакомства с .. Дмитрий из Москвы Декабрь 15, пп Кирилл Черников Декабрь 15, 37 пп я не нашёл выпусков про Sharp X1 / X и NEC PC / PC — а Январь · Декабрь · Ноябрь · Октябрь Черникова Татьяна Васильевна - к.и.н., доцент кафедры всемирной и отечественной истории . Следы явного знакомства и использования фортификационных . часов сыном Дмитрия Донского - великим князем Василием I. Скорее всего, . В январе г. в Москве находилось посольство Нидерландов.

В святом углу всегда горела неугасимая лампада. Отец и мать мои были неверующими. Они рано вступили в компартию, свято верили в идеалы социализма. При всем этом нельзя сказать, чтобы они были фанатиками.

У нас дома не висели портреты вождей даже Сталина или Лениназа них в праздники не поднимали бокалы. Отец больше подвизался на вторых ролях и в массовке. Мама была прирожденным лидером —авторитетная, веселая, очень энергичная, обладала даром слова, воображения. Очень жалела, что жизнь не дала ей возможности получить солидное образование.

Это она наверстывала, учась на рабфаке и различных курсах по педагогике. Она рано выбрала свой путь — помогать сиротам. Сначала работала в детском садике, позже — в детдоме. Очень много занималась, читала, конспектировала. С тех пор меня туда не водили.

Однажды мама привела домой какого-то воришку и доверила ему меня и дом, а сама ушла. Я сидела дома так как в садике был карантин. Мальчишка со злым лицом возился со мной весь день, а к вечеру — убежал. Это был один из маминых экспериментов, она была уверена, что доверие и присутствие малышей могут облагородить обозленных подростков. Отец, узнав обо всем, возмутился и попросил больше не подвергать семью ее педагогическим экспериментам. Выиграла лишь я — во дворе вырос мой авторитет так как появилась 6 возможность грозить: Отец, окончив командирские курсы, поступил заочно в Военную Академию.

Он стал преподавать в авиационном училище в Мелитополе, звал нас к себе из Ворошиловграда. Мать боялась ехать с двумя детьми в неизвестность. Отец писал, что получил огромную! Это — решило дело, мы стали собираться ехать к весне. Помню свою первую елку в Ворошиловграде. Я была очень маленькой плохо рослапухлой, очевидно, из-за любви к булкам.

Много раз мама и сестра ловили меня на пути к соседям. Я приходила и в дверях спрашивала: Любила булки с маком. На новый год в садике устроили елку. На мне было бархатное платье и огромный шелковый бант в волосах.

Я что-то пела и декламировала под елкой. Вдруг упала горящая свеча прямо на мой бант, он разом вспыхнул. Все вскочили, схватили меня, сорвали бант, погасили загоревшиеся волосы.

Я даже не успела испугаться, только почувствовала себя очень усталой и сонной. С тех пор у нас дома никогда не зажигали на елке свечей, были гирлянды цветных лампочек. Весной мы переехали в Мелитополь. Отец оказался хвастуном, совсем в духе деда Василия. Все — мама и мы, дети, были разочарованы, но дело сделано, хотя бы вся семья —.

Они уходили на работу, сестра — в школу, я — в садик. Вечером родители, если были дома, что-то читали, конспектировали, учили. Лишь изредка, чаще всего по субботам и воскресеньям, вместе собирались если они не уходили в гости, в кино, в театрчитали книги, уходили гулять.

В выходной мама готовила дома что-то вкусное — сациви, пирог, курицу с орехами. Она научилась хорошо готовить в Батуми. На новый год всегда жарила утку или гуся с яблоками, умела приготовить настоящий плов с травами, черносливомвсевозможные пироги и пирожки.

В выходной слушали патефон, у нас было много пластинок. По праздникам пели песни, мама пела под гитару романсы. Я всегда ужасалась, представляя, как это произошло. В праздничные дни мама одевалась очень красиво — шелковое платье, лаковые туфли. У отца летная форма была превосходной — темносиний китель, белая рубашка с галстуком, брюки на выпуск, пилотка. Они были красивой парой — высокие, спортивные, стройные.

Отец был очень худой из-за язвы желудка, ему не помогали курорты, а язва прошла сама по себе в годы войны. Отец ревновал маму, хотя несмотря на ее веселость и общительность, поводов к этому она не подавала. Действительно, отец чаще по вечерам бывал дома.

Он читал, Тома учила уроки или уходила к друзьям. Я сидела и терпеливо гадала, когда отец устроит себе перерыв. Я замирала от счастья, вытаcкивала голову и кричала: Когда я родилась, отец настаивал назвать меня Галиной, а мама — Ларисой.

Иногда мне было так страшно, что я тряслась, по ночам боялась темноты. Нас с сестрой не баловали. Игрушки и книги мы получали в подарок на дни рождения и на праздники Новый Год, 1е мая, 7 ноября. Тут проявлялись наши характеры. На второй день она начинала петь: Я плакала и опять лезла в свои коробочки за очередной конфетой для. Плакать почему-то я любила, плакала с наслаждением, жалела при этом сама. Возможно, мне не хватало общения с мамой.

Разница в восемь лет делала для нее мое присутствие неинтересным и нежелательным. А для меня — наоборот. Когда мне было лет, то она и ее друзья лет были для меня притягательны. В те годы дети очень быстро взрослели. У друзей Тамары шли интересные разговоры, споры. Спорили о жизни, о политике о событиях в Китае, на Халхин Голе, о гражданской войне в Испании. Но деваться было некуда, после садика я была на попечении старшей сестры. Чаще всего из этого ничего не получалось: Тома мазала мне хлеб маслом, посыпала сахаром я это очень любилано это была лишь краткая передышка.

Съев хлеб, я опять просила принять меня в их ряды. Однажды из-за отказа я решила уйти вон из дома, решив что я — никому не нужна. Собрала в узелок свою кофточку, куклу, взяла кусок хлеба и ушла. Где-то за улицы меня остановила какая-то тетя: Я, заливаясь слезами, поведала, что никому я не нужна и иду по белу свету, куда глаза глядят сказалось мое знание фольклора! Собралась толпа, я стала плакать, подошла какая-то женщина, которая знала нашу семью. Взяла и повела меня домой.

Идти я не хотела так как была уверена, что меня накажут дома. А в доме — паника, где я, дом — открыт. Когда меня привели, мама взялась за ремень — наказать и меня, и Тамару. Тамара выскочила в дверь, я — за ней, дверь трахнула меня по лицу, разбила губы и бровь, кровь хлынула, я упала в обморок.

Кровь остановили, а шрам на брови остался на всю жизнь. Отец меня никогда не наказывал, он, рассердившись, сопел и молчал, не читал мне и не играл со. Я все старалась лизнуть языком или взять в рот. Такое лизанье однажды мне стоило дорого. Была зима, все покрылась инеем, я любила лизать сосульки.

Увидела медную большую ручку двери у одного дома, подошла и лизнула. Вся кожица с языка осталось на ручке - кровь лилась мне на мою белую шубку, я орала, побежала домой. Взрослые не могли понять, кто меня так побил. Еле остановили кровь, долго я не могла есть или пить горячее или холодное, язык еле ворочался во рту. Так я перестала все лизать. А с 8 заглатыванием было еще хуже.

Я глотала пуговицы, стеклышки, камешки, шарики. Мама не знала, как меня отучить от этой глупой привычки. Однажды отец приехал из Сочи после отпуска и привез мне мандарины и морские камешки. Я съела мандарин, лизнула камешек — соленый. Потом взяла другой подержать в рот, третий — все заглотала.

Когда дошла до 5, то закричала: Маме все это надоело, она сказала: Теперь ты — умрешь. Даже не будем тебе стелить на диване там я спалаложись на коврик, все равно теперь! Я стала плакать, просила вызвать врача. Мама не соглашалась, хотя и дала мне выпить касторки. Положила на коврик диванную подушечку и погасила свет.

Вы точно человек?

В слезах я лежала и ждала смерти. Мне было очень жаль себя, я немного злорадствовала, что вот — они потом пожалеют, а будет поздно, и я их не прощу! Утром касторка подействовала, все камни высыпались из меня в горшок, а я перестала глотать предметы. Мама понимала, что я очень мешаю Тамаре, хотя и видела, что близость к ней и ее друзьям помогли мне очень сильно в развитии.

Любила игру в лото то есть знала уже цифры. Все же решили взять мне няню, она бы могла брать меня из садика и гулять или играть со мной до вечера. Из этого не вышло. Первая няня потащила меня куда-то на край города, сама где-то там работала по дому, а я, оставшись без присмотра, потеряла сандалии, запецилась за кусты и разорвала платье, перемазалась в глине там что-то строили. Со второй няней было еще хуже.

Все городские дети носили коротенькие платья, чуть закрывавшие трусики. Эта няня была из деревни. Она ужаснулась моему виду, сшила мне из занавески нижнюю юбку ниже колен, чтобы кружева закрыли колени. Так как отец и мать говорили и старались!

Думаю, что заболела она летом в лагере, в Лиманске. Там мама была директором, взяла нас с собой на все лето. Мы жили в палатках; я, конечно, — с Томой. У нее была большая и дружная компания девочек и мальчиков человек Хорошо знали о войне Японии с Китаем, сочувствовали китайцам.

Японию рисовали в виде акулы, а Китай в виде кита. Китом подавилась акула И, лопнув по швам, утонула, Для этого глотка мала! Читали много рассказов о пограничнике Карацупе, задержавшем много врагов с помощью собаки Джульбарс. Были даже их фотографии во всех газетах. Звено пионерское Тамары разучивало миф о Персее.

Я тоже изображала что-то вроде совы, символа мудрости Афины. Сидела у ее ног, хотя бы не мешала во время представления. Как-то 9 после плохого обеда давали какое-то морковное пюредрузья Томы решили убежать в лес. Я им прямо сказала: Пришлось им брать меня с. Шли мы по лесу, сочиняли песню: Раз нас плохо накормили, Тари-ри-рам! Мы из лагеря вдруг смылись: Весело было нам — Тари-ри-рам! Все делили пополам — Тари-рам! В лесу набрели на какой-то огород, наелись огурцов, потом отыскали малину.

Ходили, пели, хохотали до вечера. А в лагере — паника: Уже хотели вызвать милицию, но мы вернулись. На вечерней линейке и мама, и вожатые кричали на нас, ругали и стыдили. Хотели всех отослать домой, но осталось всего несколько дней до конца срока. Кто-то предложил не разрешить участвовать в спектакле. В конце концов, наказание состояло в том, чтобы приготовить из песка звезду для костра и насобирать сучьев, чтобы хватило на весь вечер. Я честно старалась помогать — таскала песок и сучья, но вновь потеряла сандалию, занозила пятку и стала плакать.

Ребята и так таскали меня весь день на спине, им все это надоело и меня отправили в лагерь. А потом пошли дожди. Зная мою настойчивость, Тома стала исчезать по ночам, когда я спала. Там она простудилась, стала кашлять, а осенью — заболела. Я очень горевала, оставшись одна. Конечно, в садике тоже было интересно. Мы там играли, пели, танцевали. В средней группе мы пели: Вот летит аэроплан, А ребятам весело.

Про тебя аэроплан Пропоем мы песню! Пролетел аэроплан, Спрятался за крышу, Он уже невидим нам, Но его мы слышим: А через год-два в старшей группе уже пели: Когда мой муж писал дипломную работу в МГУ, он использовал и эти две мои песенки, доказывая смену устаревших слов: Но не только слова менялись.

Потом нас стали учить к новому году другой песне: Пришла я из колхоза, Сбежала от Мороза И много ребятишкам я Подарков принесла! Новый год был самым любимым праздником. Я очень удивилась, увидав в одном доме маленькую елочку. У нас дома и в других домах покупали большую елку до потолка, ставили в середине комнаты, чтобы можно было водить хоровод вокруг елки.

Готовили подарки, угощения — пирог, орехи, конфеты, чай. Взрослые и дети были нарядны и веселы. Только раз и навсегда меня обидели. Повели в военный городок на елку. Я там пела и плясала, потом встала в очередь к Деду Морозу за подарком. Он спросил, как меня зовут и не дал мне подарка. Родители не заплатили за пакет, так как там были яблоки, конфеты, пряники, а этого у нас было много дома. Но дело не в том, что есть дома, а в том, что всем дали, а мне —.

Я рыдала, меня не могли ничем утешить, ничего я не хотела. Мне было горько, обидно, стыдно: Конечно, это была ошибка взрослых, важен не подарок, а одобрение, поощрение, внимание Деда Мороза. Раз — не дали, значит ты — плохой. Даже отец, когда ему дарили на день рожденья подарки, декламировал чьи-то стихи: Вот это-то меня и поразило. Потом очень часто мне не будут дарить. Но эту первую несправедливость я, захлебываясь слезами, запомнила на всю жизнь.

Ведь я не была жадной, мы с мамой каждый сезон отбирали вещи, ставшие мне маленькими — платья, капоры, кофточки. А тут речь шла о конфетах, яблоках, пряниках, которыми мы уже объелись в праздники.

Но вот — зарубка осталась на всю жизнь. Но это было не. Хотя у нас были копилки в виде кошек, собачек, накопить денег я не могла. Мы брали ножи, приставляли лезвие к щели в копилке и трясли ее, монеты по лезвию скользили наружу.

Мы бежали по улицу и покупали мороженое — на копейки. У мороженщиков были формочки из жести, большие и маленькие. На дно формочки клали вафлю, потом ложкой набивали мороженое, сверху опять вафлю, нажимали на ручку и выдавали вкусное мороженое.

Его держали между большим и указательным пальцем, облизывали вокруг сладкий шарик, приплюснутый вафлями. Иногда мы покупали мятные лепешки или петушка леденцового на палочке. Я любила книги, очень берегла их, хотя не умела читать. Иногда, разглядывая картинки, сочиняла другие истории, чем те, о которых я знала было написано. Жизнь мне казалась полна чудес. Я верила в гномов, старалась увидеть их через щели в полу, верила в бабу ягу, но знала, что ее местo — в лесу, нечего ей делать в городе, поэтому — не страшно!

Боялась я темноты, мне она казалось мохнатой, полной каких-то домовых, духов, теней. Не знаю, чего именно я боялась, но одиночество не переносила. Отец наклеивал на будильник большую и малую бумажку, чтобы я знала, когда он придет. Я их переклеивала, чтобы он пришел скорее. Я верила, что в патефоне сидят крохотные артисты — это они поют и играют.

Мне обьяснили, что там никого. Я хитро улыбалась, конечно, когда кто-то смотрит внутрь — не видит, они прячутся. Особенно меня привлекал радиоприемник. Мне сто раз говорили, что там лампочки, нет человечков, но я продолжала верить и надеяться, что как-нибудь увижу.

Я очень любила, когда отец по вечерам оставался со мной, читал или рассказывал. Я все спрашивала, где они с мамой меня нашли. Зеленый Мыс, место моего рождения, казался мне сказочным лесом, среди которого росла вишня.

Мы их ловили в горах. Воды нам давали мало, там — сильное солнце, пить много. К вечеру гимнастерка была от соли белая и жухлая.

Вспоминая позже, я поняла, что сначала отец был в горной пехоте, а не в авиации. И Томин отец —. Он позже, в Финскую войну, был ранен, писал маме, хотел проститься с ней и с дочкой. Но ревнивый Черников рассорился, не отпустил мать, думая, что это — уловка. А Горшков умер в госпитале. Отец осознавал, что мама талантливее, интереснее, ярче. Она его очень любила, но была слишком независима, общительна, авторитетна и авторитарна. Им было трудно друг с другом. Отсюда — ссоры, от которых я плакала, забивалась в угол, затыкала уши пальцами у нас была до 39 г.

К счастью, ссоры случались не. Мама всегда была подтянутой, хорошо одетой. У нее были плиссированые юбки, красивые блузки и платья. Летом тогда ходили в футболках, прямых льняных юбках белых или синихв спортивных тапочках. И мама выкрасила волосы, стала блондинкой. Это ей очень шло и сердило отца. За хорошую работу она получила премию и купила два отреза крепдешина. Из коричневого сшила себе платье, на груди вышитые цветы в виде одуванчиков.

Из розового сделали платье для Томы и для меня — у нас была украинская вышивка крестиком. Отец всегда ходил в форме, она шла к его высокой фигуре. Все, кто собирались у нас по праздникам, были хорошими танцорами, любили петь, играть в игры лото, фанты, загадкине терпели карточной игры у нас даже не было картанекдотов, рассказывали смешные истории из летной жизнисплетен. Никогда не говорили о политике, но много спорили о фильмах, книгах, театре. Спорили об оперетте — одним нравилась и моей мамедругие считали, что это — пошлость.

Говорили много о книгах, о международной обстановке, о том, будет ли война. Особого страха не чувствовалось, сильна была вера в Красную Армию, хотя всех опечалил итог Финской кампании но это уже было позже. Уйти мне было некуда, я играла где-то в углу, но слушала внимательно. Я хоть и была маленького роста, но понимала и запоминала многое. Как-то мамы не было, пришла соседка, стала заигрывать с отцом.

Феденька, а ну попробуй! Интересно, что играя с куклой однажды, я в игре слово в слово воспроизвела не только эту реплику соседки Клавы, но и ее голос, интонацию. Отец обомлел, а мама нахмурилась: Мое желание одушевить вещи и игрушки довели меня до катастрофы накануне года. Комнаты тогда были с высокими потолками, мебель тоже — большая, высокая.

Наши два чемодана с елочными игрушками стояли на шкафу. Захотелось мне убедиться, что они не скучают, играют сами с. Я поставила стул, на стул табуретку, на нее — несколько томов самых толстых книг, полезла наверх. Вскарабкалась с трудом, взялась за ручку чемодана — и тут вся система рухнула вместе со. Я чудом не убилась, зато елочные игрушки — хрупкие, ломкие, вывалившись на пол — разбились до. Я долго плакала, не зная, что делать. Потом подмела и выбросила все на помойку, тихонько легла спать, решив не искушать судьбу в этот вечер.

Приближался Новый Год, я с ужасом ждала: Посоветовалась с соседскими детьми. Они решили мне помочь: Несколько дней мы собирали и красили лампочки, но они не хотели выглядеть, как яблоки и груши, были — безобразны. Но вот принесли елку, установили. Полезли за игрушками — тут я заревела в голос, рассказав, что игрушек нет, я их разбила. А папа предложил разбить мою копилку и купить игрушки. Я с радостью согласилась. Мы разбили копилку, достали монетки и пошли в магазин.

Конечно, моих денег было мало, папа купил все на. Мама немного сердилась, что он меня балует, прощает, но ради праздника не стала меня наказывать. В мае — июне г. Кстати, была свадьба его младшей сестры. И вот я — впервые на селе. Я сразу же побежала на огород и замерла от радости: Я нарвала их целый подол, помчалась в дом: Деда чуть не хватил удар — я оборвала всю завязь арбузов, дынь и тыкв.

Когда мне обьяснили, я очень расстроилась, мне стало их очень жаль. Здесь, в станице, я увидела живых а не на картинах! Тетя Фрося работала на птицеферме, когда я очутилась среди моря белых кур и петухов, то очень испугалась, что они меня заклюют.

Взяли меня и на рыбалку. Днем ловили рыбу, а как стемнело, на огонь — раков. Они были огромные, черные, страшные. Я легла, укрылась кожухом, заснула: И если закроешь глаза, что-то страшное не видишь, может оно и исчезнет, ничего тебе не сделает. Наверное, почти все дети верят: Но страшное все же существует, хотя оно не такое, каким представляется детям.

Это страшное приближалось и к нашей семье, но мы его еще не предчувствовали. И откуда эта памятливость деталей, быта, одежды, обычаев, протекания жизненного процесса?

Даже отдельные слова, фразы, интонации задержались в глубине детской памяти. Хотя никто никогда не повторял их, не стремился закрепеть. Жизнь в те годы была намного сложнее, наполненее событиями, чем я записываю об. В предвоенные годы дети все более включаются в орбиту взрослой жизни.

Не знаю, не думаю, что раннее наше повзросление было запрограммировано, спровоцировано сверху. Просто — мы жили, чем жила страна. Знали по именам своих героев — от Мамлакат, девочки — стахановки, до летчиц — Расковой, Гризодубовой, Осипенко, совершивших героический перелет через Сибирь. Дети вообще понимают и слышат больше, чем думают взрослые.

Хотя об этом в семье не говорили, но я знала, что Тома — не родная дочь моему отцу и никогда ему не жаловалась на нее а только маме. Даже неудачи в стране мы воспринимали чутко, например, гибель наших исследователей стратосферы.

Конечно, мы не знали да и знать не могли о лагерях, о размахе начинающегося террора. Пропаганда была сильна, настойчива, доходила до наших умов и душ. Отец вносил деньги на строительство самолета — гиганта. Все это ссыпалась в копилку детской души. Мир был огромен, страна — обширна. Этому помогла атрибутика пионерских организаций с четкой почти военной дисциплиной, ношением формы: Даже мы, малыши, ждали, когда перейдем в старшую группу и станем октябрятами.

Пропаганда велась тактично, это не казалась важным, первостепенным, но методично, медленно проникало в сознание и укреплялось. С таким багажом мы вступили в год, потрясший не только всю страну, но и нашу семью. Во дворе — не очень интересно. Пеппе — веселый шалунишка, Мэри — легка, как мышка, Мы пьем какао по утрам! Для моих почти пяти лет это уже казалось пройденным этапом. На войне не сгинет. От меча, копья и пули Он надежно защищен.

У людей — простая кожа, У меня — их две: На груди — железный панцырь, Шлем на голове! Они — то не знали ничего о Фландрии, Тиле, Неле, испанской инквизиции, потому им было — неинтересно.

Однажды ночью, ранней осенью, кто-то постучал настойчиво в нашу дверь.

Венедикт Ерофеев: последние годы жизни. Глава из книги — Textura

Отец стал одеваться, мать накинула капот, пошла к двери: Мама открыла дверь — там стоял дядя Ваня муж маминой старшей сестры Мани с ребенкам на руках. Дядя Ваня пожал плечами. Может она растратила казенные деньги? Тогда много говорили о растратчиках. Его накормили, дали денег, отцову летную куртку, какие-то мои вещи для сына — ведь надвигалась зима, нешуточная на Урале. К утру Ваня с ребенком ушел на вокзал. Отец и мать о чем-то шепотом проговорили всю ночь. Я лежала и думала: Значит, о ней надо сообщить куда-то: На другой день отец и мать рассказали обо всем в своих парторганизациях.

Отцу посоветовали подождать, чем все кончится. Хуже было у мамы в горкоме партии. Ты мне партбилет не давал, не тебе его отнимать. Вместо совета хочешь сделать из меня врага? Это тебе что-то даст? Они с отцом решили, что он пока поселится в общежитии в городке авиаучилища, а она со мной поедет к тете Наде, двоюродной сестре, в Москву.

Во дворе один вредный мальчишка орал: Вечером мы уезжали, никто нас не провожал. Мы сначала поехали в Харьков, остановились на день у маминой подруги. Поехали к Томе в Чугуево. Но у них был карантин, так как кто-то заболел скарлатиной.

По совету маминой подруги, она в Томиной школе ничего не сказала, просто — мы приехали проведать Тому. В мокром, усыпанном листвой парке, стояло большое белое здание. Детей не выпускали из спален. Тома стояла на окне, чтото кричала. Мы с мамой смотрели на окна второго этажа, на худую Тамару в длинной белой казенной рубашке — и плакали. Передали ей пакет с яблоками, мандаринами, шоколадом — и ушли.

В Москве мы пошли на Петровский бульвар, где жила тетя Надя. Мне их квартира показалась раем. А там была всего одна большая комната. Правда, меня поразили дервянные панели, ковры, большая и красивая китайская ширма ею перегораживали комнату на ночь. Было много яшмовых будд статуэтки желтоватого, сероватого, зеленоватого цветабамбуковых вeеров и чесалок в виде руки с пальцами — чесать спинуслоников, каких-то пахучих палочек.

После профессор Копылов еще остался для изучения восточной медицины. Он был в Москве очень известен как прекрасный гомеопат лечил травами. Работал он в больнице, имел пол — нормы в Кремлевской поликлинике. У Копыловых был сын Анатолий старше меня лет на 12 он тогда уже был то ли в 9 —, то ли — в 8 классе. Копыловы строили дачу на 42 км. Там жил отец тети Нади — Данило Лебедев двоюродный мой дед, брат маминого отца с женой.

В квартире, кроме комнаты, был еще кабинет доктора там на холодной и скользкой кушетке спали мы с мамой и кухня там на раскладушке спал Толя. Дедушка и бабушка зимой тоже жили в Москве, пока не закончилось строительство дачи. Мне очень понравился дядя Ника — полный, теплый, мягкий, очень спокойный. Он внимательно выслушал маму, пообещал ей помочь — пронести в Кремль ее письмо и опустить в ящик для коррреспонденции на имя Сталина. Сначала он посоветовался с зятем, мужем его дочери от первого брака — Сталины Стальки.

Он был военным, служил в Верховном штабе. Тот одобрил план, сказав, что надо добиваться пресмотра дела, писать лично и только на имя Сталина, терпеливо ждать ответа. Мама написала письмо, объясняя, что их братья погибли в 16 Чапаевской дивизии, мать и отец — погибли, сестра ее не может быть врагом Советской власти, ее оклеветали, просила пересмотреть.

Написала, что она — директор детдома, честно воспитывает сирот, муж — преподает в авиаучилище, учится в Академии. Сама она и муж — члены партии как была и тетя Маня, которую направили на работу в турецкое консульство, а не пошла она туда по своей воле. Все это дядя Ника отнес в Кремль. Поражаюсь, как они не боялись, ведь в письме мама указала их адрес, куда она ожидает ответ. Ждать пришлось очень долго. Мама не знала, чем заняться. Водила меня в зоопарк, но большинство зверей прятались в домики — уже наступила зима, было холодно.

Ходили мы в кино, в театр для детей, кукольный театр, цирк, даже в оперу. Больше всего — в театре, в опере я заснула: Дядя Ника очень ко мне привязался, его дети Сталька и Толя были уже большие. Он купил мне шубку белую, валеночки, куклу моя лысая Катя была — просто позор а не кукла! Бабушка сшила мне малиновое шелковое платье и синее бархатное. Тетя Надя купила вышитую золотом сумочку с золотым шнурком через плечо для платочка, считалось неприлично держать платок в кармане и пушистую муфточку.

Один дед Данило обижал. Он вообще, на мой взгляд, был странный. Все время что-то чинил, строгал, прибивал. Ходил он в косоворотке, брюки заправлял в сапоги, рубаху подпоясывал плетеным пояском. Носил крест, подстригал сам усы и бороду. Что-то вечно бурчал себе под нос. У него была огромная овчарка Амба, он ее держал в сарае. Вечером прогуливал на бульваре.

Сажал на скамейку, уходил до Трубной площади и говорил: Амба мчалась, хватала меня за воротник и волокла по снегу к деду. Я ревела со страху, была вся в снегу и в слезах. Дед покупал мне шоколадку, чтобы я дома молчала.

Но бабушка видела, как я выгляжу и ругала его: Он отнекивался, но мокрая шуба — свидетель, что меня валяли по снегу. Кроме Амбы в доме было две болонки — белые, хорошенькие, кудрявые — Чарли и Марточка. Это были Толины собаки. Он не терпел, когда кто-то болтал ногами под столом, вообще — двигался. Он набрасывался, кусался, лаял, ему делалось плохо. Его массажировали, отпаивали валерианкой. Мы с мамой не знали этих странностей. В другой раз, мама мыла пол.

Чарли выскочил из-под тахты, залаял, стал кусать тряпку, потом упал в обморок. Мама со страху села на мокрый пол. Из кухни прибежала бабушка, не знала кого поить валерианкой — маму или Чарли. Из кухни пришел кот, унюхав валерианку, стал мяукать, вплетая и свою ноту в поднявшийся скандал.

Я сидела на тахте и то смеялась, то плакала. Хотя Чарли был мал, но кусался больно, я боялась не покусал ли он сильно маму. Иногда с дедом и с мамой мы ездили на строящуюся дачу. Там тоже были коты, собаки, белочки, кормушки для птиц. Дед и Толя очень любили животных, у них и потом всегда было много зверей — еж, Амба II, черный большой пес Гек, пушистый кот, еще одна собака — Кутька, она все время облизывала кота, чтобы у него шерсть не стояла дыбом, на сосне жили белочки, прилетал дятел.

К войне бабушка умерла, переселился на дачу совсем дед, насадил там малину, смородину, клубнику. Сам варил варенье, солил грибы, капусту. Жил очень долго, был худощавым, быстрым на ногу, мастер на все руки. Очень любил казачьи песни, в тот наш приезд часто просил 17 маму: К доктору приходили гости, застолье было богаче, чем у нас, даже зимой ему пациенты из Средней Азии привозили дыни, виноград, яблоки.

Чтобы пресечь это, его стали отпускать на каток только со. Я должна была отчитываться, курил он или нет, пил что-нибудь? Толя был очень красивым парнем, их на катке ждали девочки. Конечно, они форсили, курили и выпивали. Мне покупали шоколад и мороженое, чтобы я молчала. Я все съедала, обещала молчать, но Самое большое наказание для меня — было хранить секрет. Иногда поднималась температура изза переживаний. Так было и с Толей. Поняв, что мое присутствие ничего не меняет, меня, к моему облегчению, перестали посылать с ним на каток.

Наверное, у людей веселье — нормальная реакция на сильную опасность. Ведь не могли же Копыловы не сознавать, что ходят по краю пропасти, приютив нас, не могла и мама не знать, что в любой момент ее и отца тоже могут послать туда, где валила лес тетя Маня, а нас с Томой — отдать в какой-то детдом. Не исключено, что и в ее детдоме были такие дети, оставшиеся без семьи из-за арестов.

Но она плакала на моих глазах лишь, когда мы были у Тамары. В Москве, чаще всего, она выглядела спокойной, даже веселой. С удовольствием ходила в театр, в оперетту, в оперу. Иногда — пела по просьбе деда или когда приходили гостибывала в кино, читала. Никогда не жаловалась, не заводила разговор ни с кем о Мане. Все-таки она была женщиной с сильной волей и твердым характером. Я нарядилась в свое роскошное бархатное платье с кружевным воротником, одела шубку, валенки, капор, муфту, мама одела свое крепдешиновое платье — и мы пошли.

Войдя в него, хотелось верить, что это и есть настоящее, а не то, что происходит за стенами театра. Мне очень понравились Кошка и Собака, их ссоры. Ссорясь, они бросали друг в друга ржавые гвозди. Мы сидели в третьем ряду.

  • Галина Федоровна Черникова «Россия. Лета. Лорелея»
  • Венедикт Ерофеев: последние годы жизни. Глава из книги
  • Ирина Роднянская о литературных впечатлениях 2017 года

Я потом подняла несколько гвоздей, хвалилась ими в Москве и в Мелитополе. Но вершиной всего была Царица Ночь с огромными глазами, темно-синими, в звездах, крыльями, величавая, грозная, страшнопритягательная. Я была с ней согласна, что людям нельзя доверять всех секретов знала это по. Когда мы вернулись на Петровский бульвар, я не могла есть и пить, пока не расскажу всю пьесу дяде Нике и тете Наде, а потом-еще раз деду Даниле и бабушке.

Доходя до роли Ночи я старалась стать выше, набрасывала на себя шелковую темную шаль бабушки, изрекала реплики повелительным тоном. Моя интерпретация пьесы имела огромный успех — Копыловы были уверены, что я стану великой актрисой в трагических ролях. У Копыловых была маленькая елка, мало места, поэтому Новый Год встречали у их друзей за городом — на даче.

Дача была новая, деревянная, пахучая, стояла в волшебном, заснеженном лесу. Там была огромная елка, очень красиво украшенная.

Гостей было очень много — ели, пили, танцевали под патефонпели, играли в какие-то игры. Мама и тетя Надя были очень красивы. Среди гостей была прекрасная пара — морской капитан с женой. Он, высокий блондин с чуть вьющимися волосами, голубоглазый, похожий на киноактера Столярова.

Она — кудрявая шатенка, с шелковой косынкой на плечах. Я влюбилась в него сразу и бесповоротно. Смотрела, открыв рот и распахнув. Он вальсировал, держа меня на руках. Танец кончился, но я не хотела от него отходить, вцепилась в него руками и стала плакать. Маме было неудобно, стала меня уговаривать.

А я только плакала, мотала головой и не отпускала капитана. Пришлось ему опять танцевать со мной, потом сесть за стол я — на коленях. Хозяин дачи и гости стал шутить: Я понимала, что утром капитан уйдет, я его больше никогда не увижу. А это — мой идеал мужчины, моя мечта — на всю остальную жизнь. Меня оставили в покое. Утром, перед уходом, капитан и его жена сфотографировались со. Они — улыбаются, а я — очень грустная и серьезная. Этот капитан снился мне долго — долго, я уже была девушка, а он все еще мелькал в моих снах — прекрасный викинг, волшебный принц, идеальный герой, моя недостижимая мечта.

Я всю жизнь искала человека, похожего на него — и никогда не встретила. Прошло еще месяца три и маму вызвали повесткой в секретариат Сталина. Ей сказали, что дело ее сестры нашли, оно будет пересмотрено, ее оклеветали. Вторая бумага была подписана Сталиным наверное, его факсимиле. Если ты прав и предан Советской власти — всегда можно добиться правды.

Такие редкие реабилитации производили в обществе хорошее впечатление. Копыловы были тоже счастливы, что все кончилось так хорошо. Весной мы поехали домой, заехали за Томой, но ей надо было сдавать экзамены. Мы оставили ей подарки из Москвы, уехали в Мелитополь. Он не просто красует- ся в палатах, поднимая боевой дух калек одной своей королевской выправкой, а сам выступает в роли настоящего психотерапевта.

Ча- сами Гарри может сидеть у постели лежачего больного, слушая его рассказ. Умение искренне посочувствовать, найти нужное слово, обнять, а также любовь к людям в целом — вот главные таланты, которые он унаследовал от матери.

На- пример, когда говорит о детях. Кстати, о детях — похоже, ждать осталось недолго. И на- конец влюбился по-настоящему. Виндзоры снова были в шоке. Меган — девушка, в общем, неплохая. Красивая, знаменитая, отец — прямой потомок короля Роберта Шотландского. С другой — раз- веденка, феминистка, американка, на три года старше Гарри, а мамины предки тру- дились на плантациях в Аризоне так что с рыжими или хотя бы русыми макушками тут тоже могут возникнуть проблемы. Поговаривали, что поначалу королева Елизавета II запретила Гарри жениться на Меган и пригрозила лишить его наследства и права на трон.

Однако в итоге она 36 официально одобрила брак любимого внука-сорванца, и 27 ноября прошлого года пара объявила о помолвке. Но теперь на актрису ополчилась британская пресса. Гарри защищал любимую, как лев. Но самое неприятное позади.

Свадебное платье сшито, чай с королевой выпит Меган специально репетировала — в конце концов, она опытная актрисадвор- цовая часовня святого Георгия готова к церемонии. Ну а Гарри осталось лишь до- ждаться начала новой, более счастливой жизни. Принц Гарри в Итонском колледже, Гарри сопровождает брата Уильяма в Вестмин- стерское аббатство на це- ремонию бракосочетания 2.

И в то же время — активная правозащитница, щедрая благотвори- тельница и поклонница классического мужского стиля Текст Анастасия Горбатова П ик популярности Энни Леннокс пришелся на середину х, когда выстрелил ее общий проект с Дэйвом Стюартом — дуэт Eurythmics. Внимание привлек образ Энни — в пер- вом хите группы Love is a Stranger она перевоплощается из светской львицы в странное бесполое существо в кожаном ком- В конце х Eurythmics распадается, 39 бинезоне.

Окончательно андрогинный образ и образы Леннокс становятся все более жен- Энни закрепился после клипа на песню Sweet ственными — она изображает то даму начала Dreams Are Made of This В клипе Little Bird Энни остроум- с галстуком и тростью — Леннокс воплотила но пародирует свой собственный образ из х: Прическу она позаимствовала у Дэвида грывает номер с партнером, одетым точь-в-точь Боуи в образе Зигги Стардаста, мужские костю- как сама Леннокс в клипе Sweet Dreams.

Энни превра- жизни — летняя Энни выпускает альбом тилась в человека-конструктора: Этим жестом она будто говорила: Леннокс предстает С середины х делом жизни певицы в платье х годов, которое дерзко контра- становится благотворительность и правоза- стирует с объемной депешмодовской кожаной щитная деятельность, она почти не дает кон- курткой.

Любовь к мужскому стилю не исчезла вообще заявляется в костюме и гриме Элви- окончательно — в году Леннокс заказала са Пресли. Благодаря этой экстравагантности шерстяную тройку у легендарного портного Эд- к середине х она превращается в икону квир- варда Секстона, когда-то одевавшего Джо- движения. В этом костюме Энни появилась щественности, — признает Леннокс. Еще пару лет назад нечто подобное казалось бы чем-то из области фантастики. Но в индустрии многое по- менялось — главным образом благодаря Gucci и Алессандро Микеле, которые последовательно доказывают, что привычные правила маркетин- га могут иметь множество исключений.

Дэниел, которому око- ло 70, выглядит куда моложе своего возраста: И весь в Gucci — от лоферов до крупных дымчатых очков к золочеными лого- типами на дужках. Мы выходим на улицу сделать пару фотографий. Парни в безразмерных худи и кроссовках, которые тусуются у соседнего подъ- езда, да и просто прохожие машут рукой, обмени- ваются шутками с Дэном. Видно, что он тут даже не на правах местной достопримечательности, он — настоящая звезда.

Я был в восторге, когда увидел рекламный щит 41 со своим именем над Гарлемом. Сразу себе предста- вил, какой переполох это наделает в нашем районе. Люди будут специально ходить смотреть, фотогра- фировать.

И я был прав: Честно говоря, я верил в то, что удастся заработать денег. Но я никогда не рас- считывал на признание. А признание важнее денег.

От него будет польза для всех чернокожих людей, ко- торые стоят за. Его дед был рожден рабом, а отец приехал в Нью-Йорк в возрасте 12 лет. Тогда в большие города стекались самые целеустремленные аф- роамериканцы.

Дэниел вспоминает, что Гарлем его детства был еще более мультинациональ- ным: Главный редактор The Rake Истоки увлечения Дэниела модой стоит отправился в Нью-Йорк, чтобы понять, искать в бедности. В детстве он, как и все, носил кеды, но дал себе слово, что когда вырастет, будет что самый горячий бренд на рынке Фото: Guerre ходить в костюме и галстуке. То, что одежда дела- The Rake и самый известный fashion-бутлегер ет человека, Дэй понимал, как никто.

The Rake 25

ПЛАТИ Сперва я ходил по отраслевым ярмар- кам и изучал текстильную печать — зна- комился с новейшим оборудованием, с кра- сками.

Tак я освоил трафаретную печать. Мой сын научил меня обращаться с ком- пьютером, и я начал делать логотипы. На логотипе он явно подчеркивал герб. Tак что в своих творениях я всегда уси- ливал символы. Взять, к примеру, Bally — у них даже фирменного символа. У Ральфа Лорена была одна лошадь, а публика требовала табунов. Один, как говорится, хорошо, а много —. Tак что я не просто брал чужие логотипы — я их до- полнял, делал ярче, мультиплицировал. Слу- чалось, кто-то из его клиентов приходил 43 во флагманские бутики марок на Мэди- Посмотрите на.

Я — это будущее тех, сон-авеню и спрашивал подобные вещи, некото- кто сегодня увлекается хип-хопом, когда они доживут рые умудрялись сочетать оригиналы и фейк, ко- до моего возраста. В молодости ты готов носить что торые при этом стоили почти одинаково.

И чаще угодно, лишь бы заявить о. Но с годами на первый у Дэппера Дэна — дороже. Вдобавок даже те, кто план выходит общественный порядок и гармония. Сегодня сон, просто не находили в фирменных бутиках его носят и Джей Зи, и Пафф Дэдди. Да, молодежь сей- свой размер. И когда такие парни появляются в тихих благополучных пригородах, Надо понимать, какие у меня были клиенты. А человек в костюме и гал- Tемнокожие представители среднего класса ко мне стуке никого не напрягает. Мои ранние покупатели — Дэниел в х хотел сделать в Гарлеме мод- это те, кто, как и я, плевать хотел на общеприня- ный магазин, но известные бренды отказыва- тые нормы: Тогда он решил шить пошил, лишь бы нравилось.

Ну и у кого могли быть их сам — и в году открыл ателье на й такие воззрения и при этом деньги? В общем, мои улице. В то время многие марки переводили клиенты — те же ребята с улицы, с которыми я рос.

Gucci, архивы пресс-служб дование. Пришлось самому освоить несколько бронежилетов. И я их внедрял в свои вещи — встав- профессий. Однажды кто-то зашел к нему с ма- лял кевлар в куртки. Ателье было в трехэтажном ленькой сумочкой, сплошь покрытой логоти- здании, так что заказчикам я сперва предлагал пами, и все обратили на нее внимание.

Дэниел пойти на крышу и самим проверить — выстрелить смекнул: Чтобы, если что, потом ко мне претензий сумочки, то что они скажут при виде целой курт- не. Случались и необычные заказы, например The Rake ки?! Он начал шить одежду с логотипами Gucci, индивидуальное оформление автомобилей — салон Louis Vuitton, Bally, MCM до того, как большин- вместе с потолком. Если не рассчитаются до того момента, как у меня выйдут мемуары, некоторым будет очень неловко.

Дела Дэппера Дэна шли как нельзя лучше в начале х. Ателье на й улице и фабрика на й работали едва ли не круглосуточно дней в году. Но в году Майку Тайсону случи- лось с кем-то подраться в ателье. Наверное, во многом из-за него нами и занялись. Хотя формаль- ным поводом стал иск о нарушении интеллекту- альной собственности от компании Fendi. Следующие 25 лет Дэппер Дэн провел в под- полье, чем занимался — не уточняет. Но в один прекрасный день он вернулся в моду уже совер- шенно в ином статусе.

Весной прошлого года Алессандро Микеле в круизной коллекции по- казал куртку с рукавами-буф — их ткань укра- шал орнамент в виде переплетенных букв G. В cоцсетях поднялся крик о том, как большие марки без зазрения совести используют изо- бретения безвестных дизайнеров которых сами 44 же принудили закрыть бизнесчто вызвало серьезные обсуждения заимствований в моде.

Понимая, что сама мода — это не что иное, как искусство казаться и подражать, мы оставим за скобками состоятельность подобных споров. Как бы там ни было, источник заимствования или оммажа, как выразился Алессандро Мике- ле был очевиден.

Олимпийская чемпионка по легкой атлетике Дайан Диксон, для которой Дэп- пер Дэн сделал подобную куртку в логотипах LV, вспомнила, что когда-то заплатила за нее долларов.

Из этой ситуации Gucci вышли самым не- ожиданным способом, а Дэппер Дэн — и вовсе с высоко поднятой головой и, надо думать, до- ходами.

Алессандро Микеле уже пытался взгля- нуть на проблему фейков под другим углом: Так ущерб превращается в прибыль. И вот уже Дэппер Дэн летит в Италию, сидит в первом ряду на показе, становится лицом мужской tailoring- коллекции, рекламная кампания которой снята Фото: Я вообще фанат символики и считаю, что в моде очень важен символизм.

Скажем, пиджаки с аппликацией, стразы. Да, костюмы тоже заказы- А ТУТ вают, но не так. Если бы вы к нам зашли вчера вечером, у вас бы в глазах зарябило. Все говорят, что в Нью-Йорке носят сплошь черный и серый. Не знаю, я подобного не вижу. Может, по- тому что я из Гарлема. На первом этаже — лаундж, примерочная и само ателье с тремя порт- ными, а наверху — роскошная гостиная в медовых тонах, которая так и просится В ИТА на обложку интерьерного журнала.

Сейчас Дэну не нужно работать с токсичными красками и самому печа- ЛИИ 47 тать логотипы — Gucci снабдили его от- личным каталогом тканей и нашивок. И, конечно, столь ценимых им логоти- пов всех возможных вариаций у него сейчас хоть отбавляй. В этом пре- ре. Осенью Дэн выпускает мемуары, а пока появ- лесть работы с новыми идеями.

Ни у кого, кроме нас ляется на обложках передовой прессы по всему с Алессандро, таких тканей нет а на некоторые ис- миру. И все это за один год. Чем я отличаюсь от других дизайнеров? В чем В принципе, сегодня я уже не могу творить полно- моя суть?

Моя суть в том, что другие творят для стью независимо. Раньше я разговаривал с клиентами, себя, а я — для близких мне людей. Дизайнер в коллек- перенимал у них какие-то идеи, реализовывал в одеж- ции выражает свои взгляды на моду. Я так никогда де. А сейчас то, что я делаю, не должно противоречить не поступал. Когда человек приходит ко мне в ателье, образу Gucci, надо оставаться в согласованных рамках. Посмотрите на коллекции Алес- выглядеть. Вот почему мои вещи настолько не похожи сандро: Это моя фирменная черта, о которой благодаря разнообразнее, чем.

Мне оставили достаточно свобо- хип-хопу все знают. Но если присмотреться, я и из аф- ды, чтобы от работы получать удовольствие. Алессан- риканской культуры что-то брал, и из ямайской, и ев- дро, как мы можем видеть, свел вместе две вселенные, ропейскую религиозную символику — все перепробовал.

Ему удалось собрать В капсульной коллекции, которая скоро вый- Фото: Guerre, Gucci в одной марке элементы самых разных культур. Он взял дет, все это. Это примерно легенду прошлого — покупайте капсульную коллек- то же самое, что я делал на первых порах. Но у него по- цию, а если легенду будущего — приходите в ателье. The Rake лучилось отлично. Мне нравится, как он обращается Все, что мы сейчас делаем, в итоге раскупят коллек- с цветом и символами, особенно из европейского Средне- ционеры.

Затем его часто использовали в мод- ной критике, в том числе применительно к кол- лекциям Рика Оуэнса и Иссэя Миякэ. Определя- ющие свойства номадизма, по мнению Тен, — это сезонная универсальность вещей и баланс между их функциональностью и сентиментально-духов- ной составляющей.

Понятие, как видим, доволь- но размытое — но сегодня молодые дизайнеры, кажется, очерчивают эту концепцию более четко. Для них номадизм — не субкультура, он не привязан к какой-либо конкретной аудито- рии. Дизайнеры сходятся в том, что кочевником по сути можно назвать любого жителя современ- Фото: Вместо заплечной котомки у него — рюкзак с ноутбуком.

Хоть современный номадизм и свя- The Rake зан с технологией, вдохновленные им дизайне- ры не считают гаджеты квинтэссенцией стиля. Это лишь полезные инструменты для стирания вещи о ее духовном аспекте, он в первую очередь границ, но не самоцель.

Стиль, напротив, проис- обращает внимание на материальную сторону — ходит от корней и прошлого: В свое время Рик Оуэнс нию воротника наподобие кимоно.

Шарфы окрасили в мастер- го гедонизма: Причем, что бы ни говорил потребитель бовой листвы и дополнили декоративной ручной The Rake 1. Английская блейзерная полоска, переосмысленная в номадическом костюме ts s. Похожим образом размышляет тического материала и детализирован, как спор- и дизайнер испанского бренда I Owe You Кавита тивная куртка.

Короткая куртка простолюдинов Пармар: Первый — абсолютная глобаль- шивают индиго и превращают в материал для ве- ность. Массимо Альба Massimo Alba говорит: Дизайнер Norwegian на бомберы, сделанные по лекалам американских Фото: Другая японская марка — ts sпредставлен- вдохновляется киберпанком наравне с азиатским ная в России магазином Street Pie Store, — так- минимализмом, а для своего собственного бренда же комбинирует восточную классику и рабочую T-Michael создал совместно с семейным произ- одежду с запада, причем не только Европы и Аме- водством Y.

Английская мануфактура формального ношения. Японский бренд Soulive Arthur Sleep кроит слиперы из фрагментов ста- работает с характерными для традиционных про- рых килимов родом с Кавказа и из стран Средней The Rake изводств денимом и фасоном кимоно. Помимо уже готовых моделей ки и таким образом замкнув цепочку.

Варегин по- можно заказать туфли из представленных на сай- шел в производстве еще дальше — использовал для те фрагментов ковров или собственного килима.

Это несколько парадоксально относительно летчиков. Эта ткань нашлась на закрытом произ- первого пункта, но каждый из дизайнеров углу- водстве в Наро-Фоминске, благодаря чему вещи бляется в прошлое своей нации или местности.

Хлопко- Кавита Пармар выбрала для производства тка- вые подкладки производят в технике традицион- ни родной индийский штат Тамилнад, где ткут ной русской пестряди недалеко от Екатеринбурга. Бизнес I Owe You начи- нет сезонных коллекций, и на Pitti Uomo она по- нался с пошива базовых рубашек, но теперь бренд казывается только в летнюю сессию Масакацу предлагает полный гардероб, в том числе корот- Цумура использует для своих рубашек ткани, ко- кие унисекс-пиджаки из твида, рубашки-платья торые ткут в глухой бенгальской деревушке.

На сайте марки для каждой вещи указан Третья черта — всё это представители на- ткач, создавший полотно, и портной, отшивший правления slow fashion, о котором сегодня так изделие. Покупателям предлагают вписать себя много говорят. Использование локальных, на- в историю вещи, выложив фото в ней после покуп- туральных, в том числе переработанных матери- 1.

Вещи Infundibulum выделяются не только необычными материалами, The Rake но и затейливым кроем. Norwegian Rain — мастера техничного оверсайза. К почти обязательным чертам номадизма 02 личается Пьер-Луи Маскиа Pierre-Louis Mascia который комбинирует в своих унисекс-шелках, идущих на рубашки, шарфы и халаты, пышные орнаменты с истинным шиком цыганского баро- также стоит отнести и андрогинность. Итальянец Массимо Пьомбо Massimo Piombo вещей здесь заявляют о половой принадлежности столь же смел в сочетаниях, но его почерк — сме- владельца, мужские юбки или брюки, напомина- шивание более конвенциональных силуэтов ющие их, — норма, а женские жакеты отличаются и паттернов в максимально ярких и необычных от мужских пиджаков лишь размерами.

Однако коллекции номадистов редко экс- Самой забавной моделью выставки стало плуатируют заезженные стереотипы о кочевой ро- кимоно-плащ практически спальник из водо- мантике — пэчворк, искусственное состаривание, непроницаемой ткани от японской компании разрывы, необработанные кромки и тому подоб- Snow Peak. Начавшая работу как производитель ное.

Пожалуй, схожая манера свойственна лишь альпинистского снаряжения, сегодня она пере- Массимо Альбе: С другой стороны, этнические рисун- но, но ни одного заказа из Европы на него, по сло- ки присутствуют у многих марок — особенно от- вам представителя, марка не получила. Дизайнер T-Michael из норвежского Бергена совместно с японскими производителями Y.

В первое время, поскольку мои родители актеры, я ориентировался на артистов их поколения, таких как Иэн Мак- келлен и Патрик Стюарт, на их работу в театре. Я всегда думал, что и со мной будет примерно так же: В целом так и вышло, но в очень ускоренном темпе. Все гораздо более гибко, и это прекрасно. А свой опыт, свой путь я бы ни на что не променял. Вечерний костюм из шерсти полноч- РЕПЛИКА но-синего оттенка с репсовыми лац- канами, bespoke от Alfred Dunhill; белая хлопковая сорочка, Emma Willis; черная шелковая бабочка, запонки из желтого золота с пер- ламутром, штифты сорочки, белый хлопковый платок — все Labassa Woolfe.

Часы, бывшие поначалу просто частью экранного облика, вскоре неизбежно привлекли внимание Камбербэтча. Но при этом по-настоящему важны для него только часы, пода- ренные самым дорогим для него человеком [Кристин], — важны как напоминание о настоящей, глубокой любви. Неудивительно, что Бенедикт, успевший за годы своей весьма насыщенной ка- рьеры оживить на сцене и на экране и героев Шекспира, и другие сложные литера- турные образы, любит пофилософствовать о своих ролях.

В одной из по- следних сцен фильма он смотрит на разбитые часы и снова надевает их на запястье. Точное время, которое показывали бы работающие часы, теряет для него смысл. Они становятся артефактом, памятной ве- щью, которую он хранит просто из-за ее красоты. Говоря о своих собственных отношениях с Jaeger-LeCoultre, Камбербэтч чест- но признает: Не до одержимости, но я знаю, что мне нравится.

Вместе с женой Софи Хантер он посетил мануфактуру Jaeger-LeCoultre, чтобы как следует разобраться во всех этапах производства часов. Экскурсия по часовой фабрике оказалась невероятно захватывающей. Я понимаю, какие возможности открываются благодаря современным технологиям, но люблю особые ощущения от прикоснове- ния к вещам, изготовленным по старинке, вручную. Мануфак- турный калибр и вдохновение исторической моделью Memovox Polaris года 58 придают этой модели ту самую аутентичность, благодаря которой узнаются все творения марки.

Второй в истории марки мяч первый был украшен монограммами также будет продаваться отдельно. Меж тем он явно маскулинности. Но что самое мгновения перед по- обладал визионерским даром, хотя вряд ли мог важное — многие ткани созданы казом предвидеть, что его любовь к природе станет по технологии Oasi Cashmere: Однако даже между ультрасовремен- Мне нравятся сильные сочетания теплых ными и урбанистическими коллекциями Zegna и холодных оттенков и органические природные цве- Couture, за которые отвечает Алессандро Сарто- та.

Вчера мы обсуждали, как использовать в следу- ри, гораздо больше связи с природой и парками, ющей летней коллекции только растительные кра- чем может показаться на первый взгляд. Реакция двух разных тканей Фото: Алессандро всегда удается найти кирпичного оттенка на кашемире и на мохе ре.

Струящиеся ткани формируют узнаваемый силуэт Zegna Couture. Технологичные изделия из кожи дополняют образ. Коллекция весна-натуральных пигментов — у нас состоит в том, чтобы разбить устойчивое сочета- лето — Пиджак из кружевабыли лишь лазурный, кремовый ние серого, антрацитового и темно-синего.

На- и ярко-красный цвета. Цвета несение рисунка на уже готовое изделие. Алессандро Сартори красивые, конечно, — но это- Алессандро Сартори — такой же гений ме- перед показом го было недостаточно. Сегодня ста, как и Эрменеджильдо: В году Сартори стал креативным включая абсолютно черный.